Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Как жить, если работы нет, а пенсия «не светит»

Город районного значения. Проще – райцентр, каких тысячи. В нём живут люди. Точнее проживают. Проживают свои жизни. Кто как может. Включая Сергея, который попросил задать вопрос нашим читателям, который вынесен в заголовок.

Раньше в городе было несколько крупных предприятий. Сейчас ничего нет. В своё время всё было приватизировано, по десять раз обанкрочено и продано, а сегодня превратилось в не нужный никому хлам.

В центре старые двухэтажные дома послевоенной постройки. Вокруг – частный сектор. Из тех, кто постарше, более-менее сносно живут пенсионеры и бюджетники.

Типичный жилой дом в российской глубинке (иллюстрация из открытых источников)
Типичный жилой дом в российской глубинке (иллюстрация из открытых источников)

Молодёжь до 25 лет бежит в Москву. Цепляются за жизнь единицы. Временно, конечно. Остальные возвращаются.

Одни устраиваются на низшие должности в органы или идут служить по контракту в местную воинскую часть. Другие вместе с другими неудачниками идут в охранники, продавцы и грузчики сетевых магазинов, мойщики машин.

«Сергею чуть за пятьдесят. В 80-х отслужил в армии. В начале 90-х окончил педагогический институт. Вернулся на малую родину. Сняли с женой квартиру. Чтобы что-то зарабатывать, вместо школы пошёл строить дома «новым русским».

 Работать пришлось без официального трудоустройства. Других вариантов не было. Кто-то из его ровесников торговал, кто-то «крышевал».

 На стройке работы становилось всё меньше, а со временем её практически не стало. Вернуться в школу не удалось – квалификация утеряна. Ремонтировал квартиры, пока не травмировал спину.

Скромный доход сейчас приносит редкое репетиторство. Вечерами подрабатывает таксистом на старенькой «шестёрке», доставшейся от деда.

Жигули (иллюстрация РОСГОД)
Жигули (иллюстрация РОСГОД)

Сергей больше всего тревожится, что здоровье скоро не позволит ему зарабатывать даже для того, чтобы платить за съёмную квартиру, которых он поменял уже несколько.

 Собственного жилья у него так и не появилось, и уже не будет. Пенсии у него тоже не будет. Устроиться на официальную работу в таком возрасте, даже неквалифицированную – невозможно.

 Даже для трудоустройства вахтёром в местный дом культуры или на автостоянку за 6-8 тысяч рублей с режимом через трое суток нужны связи и знакомства. Так уж сложилось в небольших российских городках.

 Попытаться взять кредит и открыть какой-то бизнес? Глупее и придумать нечего. Понятно, что опускать руки нельзя, но сама жизнь настойчиво заставляет отойти в сторону и не мешать. Что же делать дальше»?

Вот такая суть письма. Впечатления от него, прямо скажем, неоднозначные. Вместе с тем, можно по-любому относиться к этой истории, но отрицать, что в подобной ситуации сегодня находятся миллионы наших сограждан, нельзя.

Складывается ощущение, что народ в России как-то разламывается, что-ли. Делается это спланировано, или происходит спонтанно, не суть важно.

Но с каждым годом в обществе всё отчётливее проявляется рубеж, разделяющий людей на нужных стране, и на ставших ей не нужными. В итоге не можем не задать вопрос: что же делать дальше? С Россией, и с жизнями «тех, кому за».

05.01.2021 г. РОСГОД

Подписывайтесь на канал @rosgod_ru в Telegram

РОСГОД © 2016–2021 Информационный портал Россия. Годы. Дни. All rights reserved